February, 29, 2024

Экономика Эстонии находится в центре европейского кризиса

Поделиться

Центр кризиса пришелся на Германию, где демонстранты требуют прекращения использования ископаемого топлива, но у федерального правительства нет бюджетных средств, чтобы предпринять даже гораздо более скромные шаги.Фото: ZUMA Press Wire / Scanpix

Германия снова стала больным Европы, но вместе с ней заразились и Швеция с Финляндией. В конце цепочки находится Эстония, страдающая от высокой температуры.

«Гельголанд, Рюген или Вангероге», – перечисляет Панайотис Лафазанис. Он был министром в правительстве Греции в 2015 году, когда Афинам понадобился еще один пакет помощи от Европы. Сейчас он вспоминает, что тогда немцы советовали: если нет денег, продайте свои острова.

Лафазанис ждал своего момента восемь лет и теперь рассказал немецкому таблоиду Bild, что немцы могут избавиться от своих экономических трудностей и финансовых забот тем же самым способом: продать некоторые из упомянутых островов.

«Теперь Германия знает, к чему принуждала Грецию», – говорит он.

В отличие от больной Германии – единственной крупной промышленно развитой страны, экономика которой в этом году сокращается, – Греция имеет одну из самых быстрорастущих экономик в Европе. За последние пять лет греки росли в пять раз быстрее, чем немцы, и даже государственный бюджет в Греции был гораздо более сбалансированным, чем в Германии.

Сопоставление Греции и Германии выглядит иронично, учитывая недавнюю историю, но оно также характеризует более широкую картину в Европе: юг раздувается более шумно, чем север.

По прогнозу Еврокомиссии, в этом году греческая экономика вырастет более чем на 2 процента. В том же объеме вырастут Испания, Португалия, Румыния, Хорватия, а Мальта и вовсе будет расти вдвое быстрее.

Зато в Северной Европе – той части союза, которая десять лет назад во время кризиса рекомендовала затянуть пояса Средиземноморью – роста не ожидается нигде.

Финляндия и Швеция имеют непосредственное отношение к экономике Германии и осуществляют в нее большой экспорт. Если Финляндия в этом году хотя бы топчется на месте, то Швеция – одна из тех, чья экономика в этом году падает. В Эстонии экономика остыла больше всех в Европе.

Нынешнее положение дел во многих отношениях поставило страны Балтийского моря перед дилеммой.

Одновременно с кризисом в ядре Евросоюза идет серьезная дискуссия о том, насколько следует дотировать при едином рынке свою экономику. Ведь в трудные времена государство является хорошим генератором спроса.

Если во время предыдущего кризиса Германия явно входила в команду бережливых стран, то теперь желание немцев тратить приходится сдерживать не только местному конституционному суду, но и Нидерландам, странам Северной Европы и странам Балтии. С другой стороны, всем нужен работающий экономический двигатель Германии, чтобы подпитывать экспорт скандинавских стран.

Даже по относительным показателям северной части Европы пока нечего ожидать от будущего. Согласно индексу экономической уверенности, подготовленному Европейской комиссией, наибольшее беспокойство по поводу предстоящих лет наблюдается в Эстонии, за ней в темно-оранжевых тонах следуют Финляндия, Швеция и Германия.

Самая нестабильная экономика

По сравнению со средним показателем по Европе, Эстония, Финляндия, Швеция и Германия относятся к числу наиболее пессимистично настроенных экономик.

Если согласно исследованию Евростата исторический средний показатель должен составлять 100, Эстония занимает последнее место в Европе с 79 баллами. Далее следуют Финляндия и Швеция с 80 и 83 очками, а Германия находится чуть выше с 89.

На данный момент наиболее позитивно видят будущее балканские страны. Среди крупных экономик Евросоюза близки к вершине Испания и Италия, а из ближайших соседей – Польша и Литва.

Зато более солнечные страны Европы в этом индексе окрашены в более счастливые тона.

Правда, все зависит от временной перспективы, ведь недавнее прошлое в Средиземноморье считается потерянным десятилетием. Италия, Испания и Греция только сейчас начинают возвращаться к докризисному уровню благосостояния.

Если из тогдашнего кризиса из глубокой депрессии Европу вытащил Китай, исторически беспрецедентное инфраструктурное строительство которого фактически поглотило немецкое промышленное производство, то сейчас ситуация противоположная. В настоящий момент Китай сам стоит на коленях, в то время как у европейского потребителя достаточно денег, чтобы путешествовать и потреблять услуги – делать то, что южноевропейские экономики умеют делать лучше всего.

Но туризм – не единственный двигатель роста. Южные европейцы, особенно испанцы, существенно меньше пострадали от полномасштабного расширения войны в Украине, поскольку не так сильно зависели от российских энергоносителей. Хотя страны Северной Европы способны производить больше всего электроэнергии из возобновляемых источников, южная Европа имеет хорошие связи с Африкой, и поступающий оттуда природный газ помог ценам не взлететь до потолка, как это произошло в Германии.

В краткосрочной перспективе Южная Европа, кажется, находится в лучшем положении, хотя долгосрочная демографическая ситуация, когда самые старые люди в Европе живут в среднем в Италии и Греции, при сегодняшней экономической модели не обещает долгосрочного роста даже там. К числу старейших стран Европы относится и Финляндия.

Если до финансового кризиса 2008 года и последующего кризиса евро экономика Евросоюза местами опережала экономику США, то последовавшая за кризисом стагнация и, конечно, потеря Великобритании явно изменили прежний паритет в пользу американцев.

По прогнозу Всемирного банка, валовой внутренний продукт США к концу года составит более 26 триллионов долларов, тогда как в Евросоюзе он составит лишь более 18 триллионов. В США население также растет за счет мигрантов, хотя местная политическая ситуация отнюдь не благоприятствует прямой иммиграции.

В тройке США, Евросоюза и Китая условия полностью благоприятны для экономического роста только по ту сторону Атлантики. Экономический двигатель Китая адаптировался к зеленой эпохе, но его отягощает непропорционально большое количество инвестиций, зарытых в инфраструктуру, особенно в жилую недвижимость. Демографические перспективы для китайцев могут быть даже хуже, чем для Европы из-за так называемой политики одного ребенка.

В новом году Евросоюз изберет новые руководящие органы, задача которых – превратить зеленую революцию в экономический рост. Европейский Союз, выигравший от свободной торговли, должен найти источники роста в мире, где снова растут протекционистские пошлины.

Смотрите также

Последние новости