May, 25, 2024

Эстонский криминальный общак развалился. В преступном мире к власти пришло новое поколение

Поделиться

Начальник Бюро по организованной преступности Центральной криминальной полиции Аго Лейс (слева) и государственный прокурор Райго Аас следят за организованной преступностью в Эстонии. Справа – заключенные лидеры преступных группировок Харон Дикаев, Вячеслав Гулевич и Ассар Паулус.Фото: Kollaaž (Andras Kralla; Liis Treimann; Ilmar Saabas/Ekspress Meedia/Scanpix; Priit Simson/Ekspress Meedia/Scanpix)

Общак эстонского преступного мира развалился, и классические банды, возникшие в 1990-х годах, сменились более мелкими, менее жесткими и более оперативными группировками.

Группировки, находящиеся сейчас в поле зрения криминальной полиции, все больше совершают экономические и имущественные преступления, на которых можно заработать большие деньги, но где наказания не такие строгие, как, например, в случае наркотиков: мошенничество, отмывание денег, налоговые преступления. Хотя практически у каждой группировки всегда есть свой наркобизнес.

По словам прокурора Райго Ааса, который провел большую часть своей карьеры, занимаясь делами о наркотиках и организованной преступности, сегодняшние банды не фокусируются на каком-то конкретном типе преступления. «Это зависит от того, в какой области можно заработать деньги в конкретный момент. При необходимости нанимаются специалисты с определенными навыками, осуществляется своего рода подряд, – сказал он. – Находят тех людей, которые нужны».

По словам начальника бюро по борьбе с организованной преступностью Центральной криминальной полиции Аго Лейса, эстонские преступные группировки получают предложения и из-за границы.Фото: Andras Kralla

По словам Аго Лейса, проработавшего в криминальной полиции 30 лет, эстонские организованные преступники сейчас больше смотрят за пределы Эстонии. По его словам, группировки предпочитают совершать преступления в соседних странах и даже дальше.

Преступники часто занимаются мошенничеством. Лейс привел в пример мошенничества, связанные с деловыми письмами, так называемые BEC-мошенничества, где преступники получают доступ к электронной переписке предприятия. Они ждут подходящего момента и создают поддельные счета, меняют банковские реквизиты, переводят деньги в Эстонию или страны Балтии, а потом кто-то забирает их из банкомата, и деньги исчезают. Адьё!

По словам Лейса, если кому-то нужно доставить 10 или 100 килограммов кокаина из Латинской или Южной Америки в Эстонию, то преступнику уже не нужно самому искать команду для судна и заниматься логистикой. Для этого он обращается к какой-нибудь преступной группировке в Европе, они предоставляют контакты и берут логистику на себя. «Тогда цена вещества бывает выше», – объяснил Лейс.

По словам Лейса, эстонским организованным группировкам поступают предложения и из-за границы. Например, кому-то нужно переместить деньги из восточных стран в Евросоюз. Или предпринимателям из серой зоны нужно как-то легализовать деньги, не платя налоги. Деньги переводятся через различные страны и компании, пока не вернутся владельцу компании в виде наличных.

«Если ты сам не знаешь правильного человека, но знаешь другого преступника из другой страны, то он найдет тебе нужного человека, – сказал Лейс. – В этом заключается суть сети. Это лишь вопрос договоренностей и доверия».

Продолжают преступники заниматься и контрабандой, где наказания небольшие. По словам Лейса, преступники смотрят на ближайшие страны, где акцизные товары дороже. Объектом контрабанды как правило становятся алкоголь, сигареты и снюс. За это некоторые преступные группировки удавалось привлечь к уголовной ответственности – среди них, например, группировка Олега Мартового, которая доставляла контрабандный алкоголь в Скандинавию.

В январе прошлого года следственный отдел Налогово-таможенного департамента обнаружил в Яльгимяэ Сакуской волости завод по производству контрабандных сигарет, который еще не приступил к работе, но мог бы производить около миллиона сигарет в день. По словам Лейса, для запуска такой линии производства требуются значительные инвестиции, но преступники надеются, что это быстро принесет прибыль.

На похоронах убитого лидера Николая Таранкова собрались сливки эстонского криминального мира.Фото: Andras Kralla

Переломный момент для эстонского преступного мира наступил после убийства лидера Николая Таранкова осенью 2016 года – нового босса не нашли, и общак развалился. Большинство банд, которые в начале предыдущего десятилетия имели влияние в Эстонии, сейчас осуждены, их лидеры находятся в тюрьме.

Новая реальность изменила структуру преступных группировок: банды стали меньше, более гибкими и оперативными. В стране уже не звучат выстрелы и не взрываются бомбы. Полиция замечает, что в организованной преступности стало меньше насилия. Если нужно решить между собой разногласия, то это делается, но предпочтительно без насилия.

По словам Аго Лейса, организованные преступные группировки, возникшие в конце 1990-х годов, теперь остались в Эстонии в меньшинстве. «После убийства Таранкова не существует единства, общего мнения или круглого стола, – сказал Лейс. – Каждый должен справляться сам».

Это не означает, что банды больше не сотрудничают – главным мотиватором всегда остаются деньги и прибыль. «Для этого они даже готовы забыть или подавить свои принципы», – сказал Лейс.

По словам Лейса, в преступном мире происходит смена поколений. Новые преступники, занимающиеся бизнесом в даркнете или в мессенджере Telegram, не знают преступников старой школы. «Господа, возглавляющие группировки, уже находятся в зрелом возрасте. И уже подбираются к 60-летнему», – сказал Лейс.

Некоторые члены преступных группировок уже вышли из тюрьмы, и даже лидеры могут освободиться до истечения срока. Например, в прошлом году договорился с прокуратурой об электронном надзоре и вышел из тюрьмы глава банды окуневских Геннадий Окунев.

Задача государственного прокурора Райго Ааса – следить за общей картиной наркоторговли и организованной преступности, охватывающей всю Эстонию.Фото: Liis Treimann

По словам прокурора Ааса, влияние вышедших из тюрьмы членов преступных группировок сильно ограничено, и деятельность этих банд в сущности прекратилась. По словам Ааса, эти преступные объединения больше не имеют такого влияния и не структурированы так, как раньше.

По словам Лейса, ни один из членов ОПГ, попавших в тюрьму, не отказался от своего статуса.

Полиция оценивает уровень опасности группировок от высокой до низкой. Сидящие в тюрьме члены банд считаются неопасными с точки зрения криминальной полиции, поскольку правоохранительные органы сумели подавить их деятельность, и преступные группировки уже не функционируют так, как раньше.

Преступное CV на роль лидера не подошло

В сентябре 2016 года Юрий Воробей убил из-за ссоры подпольного лидера Николая Таранкова, который был главой так называемого общака. Последний, как утверждалось, объединял влиятельные банды и руководил преступностью в Эстонии, но после смерти Таранкова общак начал распадаться. Преступный мир не смог выбрать нового лидера.

«Рассматривались разные варианты», – сказал Аго Лейс. Один из вариантов – пригласить кого-то извне, чтобы он начал руководить преступным миром – но это не подошло. Иностранные преступники, конечно, пытались закрепиться в Эстонии, но их обнаружила полиция и выслала из страны. Большие игроки, такие как Ассар Паулус и лидер банды чеченцев Харон Дикаев, уже находились под стражей, но их мнение все равно учитывалось при выборе.

По словам Лейса, группировки поделились надвое.

Свои услуги предлагали даже некоторые бывшие лидеры ОПГ, на тот момент завязавшие с преступностью. Но и это не подошло. «Изучали очень конкретные вещи. Смотрели, кто как себя вел в тюрьме и что он делал ранее, – привел пример Лейс. – Изучалось криминальное CV каждого».

По словам Лейса, всегда найдется что-то, из-за чего преступные группировки будут недовольны друг другом. «Кто-то чувствует себя обиженным, кто-то думает, что его переиграли, кто-то грубо выразился в чей-то адрес, – пояснил Лейс. – Консенсус найден не был, разногласия были слишком большими».

Самые активные и влиятельные из тех, кто выразил свое мнение при выборе лидера, по словам Лейса, уже преданы суду и признаны виновными.

В свое время криминальная полиция составила список из 7-8 самых опасных группировок, чье слово имело большое значение. «Мы занимались теми, кто имел власть и влияние в подпольном мире и тем самым угрожал государству и обществу, – сказал Лейс. – Их мы убрали».

Смотрите также

Последние новости