February, 29, 2024

Cамый большой картельный сговор за все времена. Предприниматель возражает: в Эстонии это невозможно

Поделиться

Продавцов зерносушилок прокуратура заподозрила в картельном сговоре. Дело закончилось оппортунитетом.Фото: Margus Ansu / Tartu Postimees /Scanpix

Прокуратура заподозрила продавцов зерносушилок в заключении картельного сговора, по словам Департамента конкуренции, это один из крупнейших подобных сговоров за всю историю.

Торговцы зерносушилками, выплатившие государству в рамках соглашения с прокуратурой штраф в размере 300 000 евро, отрицают любые запрещенные сделки и считают, что ситуация была неправильно понята. Они возмущены – кто-то бросает трубку, услышав тему предстоящего разговора, кто-то обвиняет власти в неправильном понимании ситуации, а кто-то костерит журналистов.

Тяжба завершилась оппортунитетом

Уголовное дело может быть прекращено в порядке оппортунитета, если вина подозреваемого невелика и уголовное наказание не является неизбежно необходимым. В этом случае подозреваемому не нужно признавать себя виновным, но прекращение дела предполагает, что он все же совершил преступление.

Пять лет назад, в конце 2018-начале 2019 года PRIA предложил фермерам инвестиционные субсидии – государство было готово поддержать фермеров, чтобы они могли купить в том числе зерносушилку. Десятки эстонских фермеров воспользовались этой возможностью. Чтобы получить субсидии, сначала нужно было запросить три предложения от продавцов. Как обычно, выигрывало самое дешевое.

Цены на зерносушилки сильно различаются: есть сложные системы, стоящие более миллиона евро, но есть и более простые. Тогда покупателю будет достаточно примерно 100 000 евро. Каждая сушилка комплектуется и проектируется индивидуально для каждого покупателя.

С 27.12.2018 по 18.01.2019 в шестом раунде приема заявок на инвестиционные субсидии для повышения эффективности сельскохозяйственных предприятий было выделено 15,2 миллиона евро.

Отдельного бюджета для зерносушилок не предусмотрено. Размер субсидии обычно составляет до 40% от стоимости допустимых к возмещению расходов. Если субсидию запрашивает молодой предприниматель, группа производителей или организация производителей, размер субсидии можно увеличить на 5 процентов, общая сумма не должна превышать 70 процентов.

Источник: PRIA

PRIA получил от фермеров множество предложений, 46 из которых при ближайшем рассмотрении показались подозрительными: предложения выглядели визуально похожими, были составлены в очень короткие сроки, например, с разницей в несколько минут. И конкурирующие предложения часто представляли одни и те же компании. Это показалось подозрительным, так как в Эстонии зерносушилки продают не две-три фирмы, а гораздо больше.

Возник вопрос, не сговорились ли продавцы зерносушилок между собой.

Что такое картельный сговор?

По сути, это тайный сговор компаний, работающих в одной отрасли, который искажает рынок.

Целая система

PRIA обратился с вопросами в Департамент конкуренции. Руководитель отдела особых процедур Департамента конкуренции Элен Ялак вспомнила, что в предложениях продавцов зерносушилок бросалась в глаза закономерность: предприниматели представляли предложения группами. Например, если предложения делала продающая зерносушилки фирма AS Tatoli, в большинстве случаев конкурирующее предложение делала AS Dotnuva Baltic. И наоборот. Подобное соглашение было и между AS Agribalt и OÜ Agriland, продолжила Ялак.

Прокурор Лыунаской окружной прокуратуры Маргус Леллеп добавил, что, согласно предъявленному обвинению, обычно самой низкой оказывалась цена у того продавца, к которому покупатель зерносушилки обращался в первую очередь. Затем следующие компании делали похожие, но немного более высокие предложения. Таким образом, компании делили рынок между собой, контролируя, какой продавец в конечном итоге будет выбран, объяснил Леллеп. Это означает, что цены на зерносушилки не формировались под влиянием конкуренции, а определялись тем, какое предложение было сделано клиенту первым, добавил прокурор.

Согласно подозрению, обычно самой низкой оказывалась цена у того продавца, к которому покупатель зерносушилки обратился в первую очередь. Затем следующие компании делали похожие, но немного более высокие предложения. Таким образом, компании делили рынок между собой, контролируя, какой продавец в конечном итоге будет выбран.
Маргус Леллеп
прокурор

Власти без лишнего шума начали расследование. Сразу после начала расследования начался следующий раунд инвестиционных субсидий PRIA, что дало следователям возможность проводить слежку. После ее завершения Департамент конкуренции вместе с полицией провел обыски на 12 объектах. Это были самые крупные обыски, связанные с конкуренцией, в истории Эстонии.

На данный момент дело дошло до того, что для большинства фирм, участвовавших в картельном сговоре, все закончилось прекращением уголовного преследования в порядке оппортунитета. Согласно соглашению с прокуратурой, продавцам зерносушилок пришлось заплатить государству 330 000 евро.

Заплатили государству сотни тысяч евро

Большинство участников дела о картельном сговоре сразу согласились на прекращение уголовного преследования в порядке оппортунитета. Так, Baltic Machinery Agro (ныне BAM2 OÜ) внесла в государственную казну 100 000 евро, Tatoli – 80 000 евро, Agriland – 70 000 евро, Dotnuva Baltic – 40 000 евро, Agribalt – 30 000 евро, а Werneco – 9500 евро.

Кроме того, на оппортунитет согласились и представители этих фирм, за исключением одного. Единственным, кто решил судиться, оказался сотрудник Agriland Яанус Мейер. Слушание по этому делу запланировано в Тартуском окружном суде на 30 января.

Участники дела в общей сложности выплатили государству более 330 000 евро.

Прокурор Маргус Леллеп пояснил, что при определении финансовых обязательств оценивается степень вины. Она зависит как от масштаба предполагаемых действий, так и от времени их совершения, готовности к сотрудничеству с следствием и многих других обстоятельств.

Также были предъявлены обвинения восьми лицам, действовавшим в интересах этих компаний, которых подозревали в том, что как представители фирм они участвовали в нарушении правил конкуренции при продаже зерносушилок. В случае семи представителей дело также завершилось на этапе предварительного следствия.

Исключением стал сотрудник OÜ Agriland Яанус Мейер, которому прокуратура предъявила обвинение. Против него уголовное дело продолжится в судебном порядке. Услышав тему беседы, Мейер сказал, что не склонен общаться, и прервал звонок.

Председатель правления Agriland Арен Пыдер, напротив, был более разговорчив. По его словам, руководство компании ничего не знало о таких сделках, и она не получала никакой выгоды от возможных соглашений. Согласно соглашению, заключенному с прокуратурой, Agriland выплатила государству в порядке оппортунитета 70 000 евро.

Мейер продолжает работать в Agriland на должности руководителя проектов по зерносушилкам. Относительно этого Пыдер заметил, что пока неясно, какую роль играл Мейер в этом деле, если вообще играл.

Пыдер добавил, что согласиться на оппортунитет было разумным и потому, что судебные разбирательства дорого стоят, и Agriland было выгоднее уплатить сумму.

Организатор гигантского мошенничества

У Арена Пыдера богатый опыт судебных разбирательств: несколько лет назад Postimees писал, что Пыдер участвовал в одной из крупнейших афер с PRIA за всю историю. Тогда прокурор Сирле Мельк назвала Пыдера мозгом этой схемы. С помощью различных заявок группе предпринимателей удалось выманить у PRIA почти 4,5 миллиона евро. Пыдер и тогда пошел на сделку со следствием.

Бросают трубки

Участники сговора по продаже зерносушилок скупы на комментарии. Так, представитель Agribalt Яак Ротка бросил трубку, услышав вопрос, а представитель BAM2 OÜ Антс Пууста заявил, что картельного сговора не было, и вопросы журналиста неуместны.

Член правления Werneco OÜ Прийт Вярномасинг сначала сказал, что журналист – «невероятно предвзятая женщина». Затем он потребовал вопросы в письменной форме. В своих ответах он заявил, что Werneco не участвовала в картельном сговоре.

«Мы последовательно возражали против предъявленного обвинения и представленной в нем правовой оценки. Никакого осуждающего приговора не было», – сказал он. Вярномасинг добавил, что согласился на оппортунитет только для того, чтобы избежать обременительного и дорогостоящего судебного процесса.

Руководитель Tatoli Вейко Виснапуу сказал, что продавцы зерносушилок не заключали картельного соглашения, и на самом деле власти просто неправильно поняли ситуацию. Он сказал, что компания даже рассматривала возможность судебного разбирательства, но затем пришла к выводу, что «разумнее уступить». По его словам, оппортунитет был способом быстро завершить дело.

Заплатили, потому что устали

Свободнее говорил о тяжбе руководитель отдела продаж зернового оборудования Dotnuva Baltic Арго Луйде. Он тоже считает, что участники не вступали между собой в сговор. По его словам, это невозможно на таком маленьком рынке, как Эстония. Поэтому он считает, что и PRIA, и Департамент конкуренции, и полиция просто неправильно поняли всю ситуацию. Он отметил, что полиция провела масштабный обыск в офисах предпринимателей, но изъятых документов оказалось недостаточно для предъявления обвинений.

По словам Луйде, продавцы сельскохозяйственного оборудования скорее являются конкурентами, а не обсуждают между собой цены и не делят рынок. По его словам, прокуратура с самого начала предлагала им прекращение уголовного преследования в порядке оппортунитета. Однако, так как фирмы не признавали вины, они долгое время не соглашались на это. В конце концов, предприниматели устали и решили принять предложение. «Мы хотим заниматься своей основной деятельностью», – пояснил он.

Луйде утверждает, что предприниматели не делили рынок. Как тогда объяснить, что предложения были похожи и сделаны в течение короткого времени, как отметили чиновники?

«Сроки подачи заявок в PRIA короткие, фермеры вынуждены бегать по Тарту из одного офиса в другой, чтобы собрать необходимое количество предложений. Они приходят с предложением в руках, а у них просят еще одно», – пояснил Луйде. По его словам, продавцы оборудования не имеют представления о предложениях, сделанных другими. Хотя в некоторых случаях клиент может сам сообщить о полученных предложениях.

Процедура расследования нарушений конкуренции может измениться

В будущем государство сможет расследовать преступления против конкуренции в рамках административного процесса, что предполагает более суровые наказания. Частные лица, однако, могут избежать судебного преследования.

Ранее Äripäev сообщал, что до сих пор Департамент конкуренции при подозрении в искажении конкуренции мог выбрать один из четырех вариантов: либо осуществлять государственный надзор для восстановления конкуренции, либо проводить административный надзор в случае муниципальных единиц, либо выбрать с целью наказания административное или уголовное преследование. В будущем останется только одна процедура административного штрафа, которая может закончиться как предупреждением, так и штрафом. Уголовное преследование как таковое здесь полностью исчезнет.

Срок внедрения соответствующей директивы ЕС истек 4 февраля 2021 года. На данный момент Еврокомиссия подала иск против Эстонии в Европейский Суд из-за того, что директива не была принята вовремя.

Для надзора все должно стать проще. Если уголовное преследование исчезнет, то не потребуется вовлекать прокуратуру, преступления против конкуренции будут исключены из Пенитенциарного кодекса, и, по сути, произойдет декриминализация сферы, где отпугивающим фактором останутся высокие штрафы, которые могут достигать 10 процентов от международного оборота компании или концерна.

Также надзор в будущем не будет затрагивать физических лиц, расследования будут касаться только компаний и экономических единиц в более широком смысле. В ходе такого следствия нельзя будет никого задерживать или осуществлять за ним слежку.

Для Яануса Мейера, обвиняемого в картельном сговоре, это может означать, что если закон будет принят, он избежит суда.

У Департамента конкуренции останутся два основных инструмента: требование информации от компании, которому последняя обязана подчиняться, и обыск с помощью полиции. Для этого потребуется разрешение суда.

Последний раз правительство планировало обсудить изменения в Законе о конкуренции в начале января, но в итоге это не вошло в повестку дня. По плану, закон должен вступить в силу с 1 июня этого года.

Смотрите также

Последние новости