February, 22, 2024

Департамент конкуренции проведет расширенное расследование в отношении аптек

Поделиться

Südameapteek – одна из четырех крупных аптечных сетей Эстонии. Департамент конкуренции намерен более пристально взглянуть на их франчайзинговые отношения.Фото: Лийз Трейманн

Аптечная реформа ничего не изменила в отношениях аптек и поставщиков лекарств, как показал анализ Департамента конкуренции. Ведомство готовит расширенную проверку, в ходе которой уделит особое внимание аптекам, работающим по франшизе.

Ситуация на аптечном рынке не изменилась по сравнению с той, которая была до реформы, сообщила руководитель Департамента конкуренции Эвелин Пярн-Леэ.

«Одной из задач реформы было разделение оптового и розничного рынков лекарств. Но создается впечатление, что даже если они de jure отделены друг от друга, то фактически продолжают очень тесное сотрудничество», – заявила Пярн-Леэ в эфире радио Äripäev.

Аптеки, по ее словам, все еще зависят от оптовых поставщиков, поскольку большинство из них связано между собой через франчайзинг. Большинство аптек, работающих по франшизе, арендуют помещения у своих поставщиков или связанных с ними компаний. Кроме прочего, это означает довольно высокий барьер входа на рынок для новых оптовых поставщиков.

По словам Пярн-Леэ, аптеки, расположенные в крупных торговых центрах, чувствуют себя относительно хорошо. Но гораздо лучше дела у тех, кто нашел помещение рядом с клиниками, поставщиками медуслуг. Это коммерческие помещения, которые фармацевты арендуют у франчайзера.

«У Департамента конкуренции есть основания продолжать следить за этим рынком, и в этом году мы хотели бы сосредоточиться на вопросе франчайзинговых отношений», – сказала Пярн-Леэ.

Существуют определенные правила франчайзинговых отношений, и одно из них – при заключении договора франчайзинга доля рынка поставщика не должна превышать 30%, напоминает гендиректор департамента. «Насколько мне известно, доля крупнейших оптовиков Эстонии составляет более 30% рынка».

Два поставщика – 80% всего рынка

В 2022 году в Эстонии действовало 65 компаний, имевших лицензию на оптовую торговлю лекарствами, по данным Департамента лекарственных средств. И 30 компаний занимались продажей лекарств в розницу в аптеках, при больницах и других учреждениях.

Почти 80% объема рынка лекарств – это оборот двух крупнейших оптовых поставщиков.

Magnum Medical OÜ, принадлежащая Маргусу Линнамяэ и Ивару Венделину, является крупнейшим оптовым продавцом фармы в стране. В 2022 году ее выручка от продаж превысила 230 миллионов евро, доля рынка – 46,4%.

Выручка Tamro Eesti OÜ, принадлежащей немецкой компании Phoenix International Beteiligungs GmbH, достигла 191 миллиона евро, а доля рынка в оптовой торговле лекарствами составила 33,2%.

Magnum Medical связана с франчайзером Apotheka и также аптечной сети BENU Tamro Eesti отношениями собственности.

Франчайзер сети Apotheka связан отношениями собственности с крупнейшим в стране оптовым продавцом лекарств Magnum Medical OÜ.Фото: Андрас Кралла

Следом за двумя доминирующими оптовиками идут Департамент здоровья (он поставляет лекарства и занимает 7,1% рынка), Baltfarma OÜ, связанная с сетью Euroapteek (это 5,6%), и Roche Eesti OÜ (4,6%). Доля остальных поставщиков меньше и совокупно составляет всего 3% рынка.

Аптечная реформа только законсервировала проблемы

«Наша главная проблема, видимо, в том, что на оптовом рынке лекарств мало конкуренции», – признала Пярн-Леэ. Это происходит из-за сложности выхода на рынок. Новому игроку необходимо получить лицензию на ведение бизнеса, но для этого им нужно найти розничного продавца. Но у большинства аптек уже есть поставщик, которого они не готовы менять.

Как ни странно, реформа четырехлетней давности привела к блокировке рынка.
Эвелин Пярн-Леэ
генеральный директор Департамента конкуренции

Äripäev писал в ноябре, что со времени аптечной реформы в Эстонии не было создано ни одной новой независимой аптеки. Хотя одной из главных целей было избавить аптеки от диктата оптовиков и перевести их в собственность фармацевтов.

Поправки к закону, принятые Рийгикогу в 2014-2015 годах, имели длительный переходный период, по сути аптечная реформа заработала в начале апреля 2020 года. Мажоритарным владельцем аптеки теперь может быть только физическое лицо, имеющее лицензию фармацевта и обладающее всеми полномочиями по управлению аптекой.

Все аптеки, принадлежавшие тогдашним четырем крупным брендам – Apotheka, Südameapteek, BENU и Euroapteek – перешли в собственность таких фармацевтов.

Но хотя новые владельцы должны иметь полную свободу, на деле они по-прежнему связаны разными контрактами с одними и теми же сетями, бизнес-модель которых сменилась на франшизу.

За этими франчайзи стоят деловые интересы оптовых поставщиков. По оценкам, две трети всех аптек на рынке являются зависимыми, а многие из их управляющих-владельцев считаются просто аптечными операторами, которых при необходимости заменяют.

Выявление влияния теперь формализовано

Если Департамент лекарств выдает аптеке лицензию на деятельность, то он может заранее запросить у Департамента конкуренции данные о контролирующем ее предпринимателе.

Однако, по мнению Пярн-Леэ, антимонопольное ведомство фактически не имеет права проводить реальные проверки в рамках этого запроса на идентификацию. Департамент конкуренции просто проверяет общедоступные данные. Это не очень эффективный путь, поскольку преобладающее влияние может быть как юридическим, так и фактическим.

«Здесь, наверное, следует задуматься о том, нужен ли вообще эффективный надзорный контроль на фармацевтическом рынке, или подумать о том, как Департамент конкуренции может представить данные, что кто-то имеет доминирующее влияние. И о том, чтобы дать Департаменту лекарств право отказать выдавать лицензии в случае фактического доминирующего влияния», – рассуждает Пярн-Леэ.

Еще одной проблемой гендиректор департамента считает ценообразование.

Неожиданно выяснилось, что, хотя цены на лекарства в Эстонии регулируются, у нас все еще есть проблема. Производители лекарств согласовывают цену с фондом здравоохранения, но производители продают его оптовику со скидкой.

«Я была очень удивлена, что эта скидка может достигать 50%. Теперь подумайте сами, если цена лекарства будет согласована на уровне 100%, но оптовик получит скидку почти 50%, то он может не поделиться этим бонусом с рынком», – объяснила Пярн-Леэ.

Смотрите также

Последние новости