February, 21, 2024

Двойная жизнь Aquaphor: крупный бизнес в России продолжается

Поделиться

Джозеф Шмидт, основатель компании Aquaphor International, родился в России. В 1980-х годах он основал предприятие в США, а в 2000-х годах открыл бизнес в Эстонии.Фото: Andras Kralla / Shutterstock / kollaaž Jelena Tsenno

После начала войны в Украине владелец известной компании Aquaphor оформил российский бизнес на себя лично, что дало ему возможность говорить о выходе бизнеса из России. Однако с тех пор принадлежащий ему российский «Аквафор» нарастил выручку, успел открыть завод под Петербургом и продолжил продавать продукцию в Крым.

Производитель водных фильтров «Аквафор» – четвертый по величине налогоплательщик Нарвы, работодатель для сотен жителей Северо-востока, заказчик для многих здешних предприятий. Высокотехнологичное производство стало любимчиком государства: Aquaphor посещали министры и президент Керсти Кальюлайд, он получал государственные пособия.

После начала войны основатель компании Джозеф Шмидт говорил эстонским СМИ, что компания уходит из России. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что это только часть правды.

Желанный гость с востока

Aquaphor пришел в Эстонию как дистрибьютер фильтров, произведенных в России, а спустя несколько лет открыл здесь два завода – сначала в Силламяэ, затем в Нарве.

В 2010-х годах государство через целевое учреждение «Развитие промышленных зон Ида-Вирумаа» (IVIA) активно привлекало в промпарки Северо-востока компании из РФ. В этом видели возможность создать рабочие места в регионе, оживить местную экономику – например, организовывать конференции на эту тему помогал и Äripäev, а модератором был известный эксперт Райво Варе. Для российских бизнесменов это была возможность выйти на европейский рынок или вовсе свернуть работу в рискованной российской бизнес-среде.

Aquaphor тоже пришел сюда с прицелом на западный рынок – и действительно, сейчас компания продает водные фильтры в десятках стран мира. Однако большая часть продукции эстонского предприятия продолжала идти в Россию – ее закупала входящая в тот же концерн российская компания ООО «Аквафор».

«Основная масса продукции реализуется в России», – так до 2020-го года писал в годовых отчетах эстонский Aquaphor. Компоненты двигались и в обратном направлении, но в меньших объемах. В 2021 году эстонский Aquaphor закупил у российского товаров на 12 млн евро, в 2022 – на 11, согласно базе таможенных данных Importgenius.

«Промышленный симбиоз», – объясняет принцип работы Aquaphor член правления IVIA Вадим Орлов. «Такую концепцию использовали абсолютное большинство западных компаний, которые так или иначе были представлены в России. Что-то производить дешевле в России <…>, что-то дешевле и технологичнее производить на территории европейских стран или США».

Орлов знаком со Шмидтом 10 лет, с тех пор как Aquaphor построил завод на территории Нарвского промышленного парка, управляемого IVIA. Он сам связался с автором статьи, узнав, что мы готовим публикацию о компании.

В последние годы связь с Россией эстонский Aquaphor не афишировал. Здешняя компания заговорила о себе как о международной фирме, работающей на европейском, американском и израильском рынках. С 2020-го года упоминания России полностью исчезли из годовых отчетов – теперь там значилась лишь общая цифра продаж за пределы Европейского Cоюза.

Однако поставки в Россию сохранялись. Они росли в абсолютных цифрах, хотя и снижалась их доля от общей выручки – по подсчетам Äripäev, в последние годы, в т.ч. после начала войны, они составляли порядка 40-50%.

«Российский рынок на сегодняшний день не имеет для Aquaphor International OÜ существенного значения, и его доля умещается каждым днем», – не соглашается Джозеф Шмидт.

Согласно базе таможенных данных Importgenius, после начала войны Aquaphor был крупнейшим поставщиком товаров из Эстонии в Россию, в 2022 году экспортировав на 44 млн евро. Речь идет как о готовой продукции (кувшины, фильтры), так и о компонентах для производства «Аквафор» в России. Продукция Aquaphor не под санкциями.

Шмидт не согласен с оценкой в 44 миллиона

По мнению Джозефа Шмидта, подсчеты Äripäev неверны, так как могут включать транзитные поставки через Россию в адрес казахстанской дочерней компании Aquaphor. В Importgenius нам подтвердили, что транзит в базе данных не отображается. Источником данных является российская таможня, и они базируются на транспортных накладных. Конечным получателем всех российских поставок Aquaphor International в Importgenius указано ООО «Аквафор». Кроме того, цифры Importgenius по более ранним перевозкам в Россию – одного порядка с данными, которые публиковала сама компания в своих отчетах.

Бизнес Aquaphor в России поистине большой – это самый крупный в стране продавец фильтров, признанный общеизвестным товарным знаком. У компании три завода и более 700 cотрудников – почти столько же, сколько в Эстонии. Продукцию продают официальные дилеры по всей России – от Петербурга до Сахалина.

Переоформил на себя

Полномасштабное вторжение России в Украину поставило многие международные компании перед дилеммой: уходить или оставаться в России? И если уходить, то как?

Шмидт, у которого есть и американское, и российское гражданство, нашел свое решение проблемы, в первые дни войны переоформив российский «Аквафор» на себя лично. Сделано это было «с целью дальнейшей реструктуризации», пояснил он Äripäev, не уточнив, что именно имеется в виду.

Этот шаг разрушил формальную связь между здешним и российским «Аквафором». Управление Шмидт, который раньше сам был директором российской компании, передал другому человеку. «Руководство деятельностью «Аквафор» в России осуществляет команда российских менеджеров. Я не участвую в управлении компанией», – говорит он.

После начала войны на вопросы журналистов Шмидт отвечал, что эстонский Aquaphor старается заменить комплектующие, поступающие из России. В 2023 году, по его словам, это удалось, и поставки из РФ снизились в шесть раз по сравнению с 2022 годом.

При этом Шмидт не упоминал, что в то же время российский бизнес продолжал работать как обычно и даже лучше. Выручка продолжила расти, а прибыль в 2022 году в три раза превысила прибыль международного Aquaphor в Эстонии, составив 10 млн евро. Компания открыла новый завод под Петербургом. В прошлом году были продлены сертификаты соответствия на некоторые товары, поступающие из Эстонии. Шмидт говорит, что это технический шаг, который необязательно выражается в реальных продажах.

«Это как убить своего ребенка»

«Продолжая вести бизнес с Россией, компании посылают некрасивый сигнал о том, что все это (преступления РФ в Украине — ред.) не имеет значения и что погоня за прибылью и долей рынка выше человеческих страданий», — сказала Äripäev менеджер по коммуникациям организации B4Ukraine Ирина Павлова.

Осенью эта украинская ассоциация, оказывающая давление на западные компании, направила Шмидту два письма, в которых попросила предпринять шаги для выхода из России или воздержаться от торговли с ней. Шмидт не ответил, поскольку счел организацию непрозрачной.

У Aquaphor International есть также дочерняя компания в Украине. Осенью украинские СМИ обвиняли предприятие в том, что оно зарабатывает значительные доходы, решая проблемы с питьевой водой из-за разрушения Каховской ГЭС, однако при этом российская компания платит налоги в казну РФ.

«Хотя налоговые отчисления "Аквафора" могут показаться незначительными по сравнению с размером российского федерального бюджета, в ситуации, когда большая часть федерального бюджета тратится на военные цели, важна каждая копейка», — объясняет Павлова, почему активисты требуют выхода компании из России, хотя на нее не распространяются санкции.

«Само присутствие западных брендов на российском рынке легитимизирует войну в глазах простых россиян, для которых мало что изменилось, пока бренды продолжают поставлять свою продукцию», — считает Павлова.Фото: Скриншот ETV+, архивная съемка

Активисты даже подсчитали, что на налоги, ежегодно выплачиваемый российским «Аквафором», можно купить 160 «Шахедов» или 2-3 «Искандера».

«На данный момент прекращение моего участия в Аквафор Россия невозможно по легальным причинам», — сказал Шмидт Äripäev.

Член правления IVIA Вадим Орлов дополнил: «Это развитый бизнес, и это как дитя, которое создано. Многие бизнесмены это (необходимость ухода — ред.) воспринимают как взять и убить собственного ребенка. Потому что 30 лет, самых лучших лет жизни, положено на то, чтобы это развить. И нужно это все за один день убить». Позже Орлов сообщил, что IVIA хотело бы воздержаться от комментариев.

Завершение бизнеса в России может навредить и эстонской компании, которая дает работу сотням жителей Северо-востока. По словам Павловой, ее организация призывает к тому, чтобы выход был ответственным. «Это означает, что нужно сначала оценить ситуацию и принять меры по снижению рисков и любых негативных последствий. Это сложно, но не невозможно», — написала она, посоветовав ознакомиться с историей финской компании Nokian Tyres, которая закрыла завод в России и строит новый в Румынии.

«Сделано в Петербурге для всей России»

Летом 2022 года Aquaphor открыл расширение производства в Нарве, часть денег на которое была выделена государством. По другую сторону границы все происходило словно в зеркале: летом того же года открылся почти такой же по площади завод под Петербургом в Колпино.

Российская компания представила это как позитивную новость для российской экономики и возможность продолжать производство независимо от Запада: «Открытие колпинской площадки удачно совпало с взятым в этом году курсом на импортозамещение», — сказано в новости на сайте компании. — «Кроме того, новый завод — это новые рабочие места. А в кризисных условиях на рынке это действительно важно».

«АКВАФОР: сделано в Санкт-Петербурге для всей России!» – заканчивается новость.

Владелец и бывший руководитель российского предприятия Джозеф Шмидт сказал Äripäev, что производственный комплекс в Колпино был куплен в 2021 году исключительно на средства российского «Аквафора». «Я не инвестирую средства в экономику Российской Федерации и не участвую в процессе импортозамещения», — сообщил он.

Продукцию можно найти в Крыму и компаниях ВПК

«Моя абсолютная и высшая ценность — права человека, включая право на жизнь и здоровье. Каждая человеческая жизнь бесценна», — написал Джозеф Шмидт в ответ на вопросы Äripäev. — «Осуждаю любое нарушение международного права».

Но уследить за всем, что делает принадлежащая ему российская компания, может быть трудно. Шмидт категорически отрицает, что продукция Aquaphor продается в Крыму, однако там можно купить около 200 наименований различных товаров компании — от кухонных кувшинов до более сложных систем очистки воды. Их продает фирма «Аквакрым», которая оперирует 22 магазинами в Симферополе. В каталоге «Аквакрыма» на этот год есть и производящиеся в Эстонии товары.

На сайте компании можно найти сертификаты, удостоверяющие ее право быть эксклюзивным представителем «Аквафора» в Крыму. На сертификатах стоит подпись Джозефа Шмидта.

«Аквакрым» продает примерно 200 наименований продукции «Аквафор».Фото: Kuvatõmmis

Шмидт настаивает, что российский «Аквафор» никогда не поставлял ничего «Аквакрыму» и вообще в Крым, а сертификат — подделка. «Я никогда не подписывал этот или иной подобный "документ". — написал он. — В настоящий момент юридический отдел Аквафор Россия инициирует соответствующие законные шаги, направленные на прекращение распространения недостоверной информации».

Кроме того, может быть сложно отследить, куда попадает продукция «Аквафор» в конечном итоге. Нет свидетельств того, чтобы «Аквафор» продавал свою продукцию компаниям ВПК или после начала войны участвовал в госзакупках. Однако это не значит, что такие компании не могут сами купить ее через дилеров. Например, на порталах тендеров можно найти закупки на фильтры «Аквафор», размещенные заводом «Нерпа», производящим атомные подводные лодки, или Долгопрудненским научно-производственным предприятием, где изготавливаются вооружения для средств ПВО.

Джозеф Шмидт: Aquaphor International осуществляет эффективный мониторинг и анализ деятельности Аквафор Россия

"На основании этого мониторинга мы можем сообщить, что:

(а) Аквафор Россия (и его аффилированные лица) ни прямо, ни косвенно не поставляют продукцию, приобретаемую у Aquaphor International, а также собственную продукцию санкционным лицам;

(б) Аквафор Россия (и его аффилированные лица) не участвуют в каких-либо государственных тендерах;

(в) Аквафор Россия производит исключительно продукцию гуманитарного характера. Продукция Aquaphor International и продукция Аквафор Россия предназначена исключительно для бытовой водоочистки и не поставляется и не используется в сфере ВПК;

(г) Аквафор Россия (и его аффилированные лица) не приобретают и не ввозят на территорию Российской Федерации комплектующие и какие-либо иные товары, ввоз которых был запрещен к ввозу с территории Европейского Союза, ни прямо, ни косвенно, ни через Китай, ни через территории каких-либо иных стран".

Эстония хочет перекрыть денежные краны

За последние годы Aquaphor International получил более 5 миллионов евро в виде господдержки. Последняя по счету дотация в размере 3,2 млн евро должна поступить от Фонда справедливого перехода.

Господдержка, полученная Aquaphor International в последние годы

Европейские деньги должны пойти на создание производственных мощностей для выпуска нового типа фильтров на заводах в Нарве и Силламяэ. Ожидается, что этим компания создаст 33 новых высокооплачиваемых рабочих места. Деньги из фонда будут выплачены по завершении проекта.

Джозеф Шмидт сообщил Äripäev, что Aquaphor International не планирует использовать средства фонда справедливого перехода, поскольку в нынешних экономических условиях это нецелесообразно. Он отказался от дальнейших пояснений.

В EAS, распределяющем этим средства, о решении Aquaphor не знали до того, как Äripäev обратился с вопросом.

Сейчас при распределении государственных субсидий EAS учитывает, попадают ли грантополучатели под санкции. Однако в будущем Министерство экономики хочет иметь возможность отказывать в поддержке компаниям, которые связаны с Россией, сказал пресс-секретарь EAS Эгет Пухм.

По его словам, критерии, по которым определяется «связь с Россией», сейчас обсуждаются в министерстве. «Провести границу очень сложно», — добавил он: например, одна компания может получать большую часть своего оборота в России, а другая — лишь небольшую.

«При обсуждении последнего пакета санкций Эстония также предложила разрешить национальным учреждениям отказывать в выплате субсидий <…> компаниям, связанным с Россией, но, к сожалению, предложение Эстонии не было поддержано другими странами-членами ЕС», — сказал Пухм.

Однако, по его словам, министерство продолжает искать такую возможность уже на уровне Эстонии, чтобы таким компаниям смогли отказывать в поддержке EAS и KredEx, Центр услуг государственной поддержки, Центр экологических инвестиций, Целевое учреждение по развитию сельской жизни и Департамент сельскохозяйственных регистров и информации.

Смотрите также

Последние новости