February, 29, 2024

Советник министра внутренних дел: случай Морозова подтверждает, что не нужно любое ограничение принимать за охоту на ведьм

Поделиться

«В последнее время компании, нанимающие сотрудников из-за рубежа, жалуются на поправки, предлагаемые в Закон об иностранцах. Обвинения в отношении Морозова, возможно, дадут представление о том, почему государство хочет лучше знать биографию людей, которые приезжают сюда работать или учиться», – пишет советник министра внутренних дел Воотеле Пяй.Фото: Андрес Раудйалг

Стремление государства проводить скрупулезную проверку биографии людей, приезжающих сюда на работу или учебу – это не желание «закрутить гайки». Эстония по-прежнему мишень для разведки и влияния враждебных стран, поэтому более качественная проверка анкетных данных в интересах местных работодателей, пишет Воотеле Пяй, советник министра внутренних дел Лаури Ляэнеметса.

Намерение государства проводить более тщательную проверку биографических данных людей, приезжающих сюда на работу или учебу, не обусловлено желанием просто «закрутить гайки». Эстония по-прежнему является мишенью разведки и влияния враждебных стран, поэтому более качественная проверка анкетных данных также отвечает интересам местных нанимателей, пишет Воотеле Пяй, советник министра внутренних дел Лаури Ляэнеметса.

В 2011 году или, может быть, в 2012-м я слушал лекции Вячеслава Морозова, будучи студентом магистратуры по международным отношениям в Тартуском университете. Времена были другие – уже после войны в Грузии, но Крым еще оставался частью Украины, и до сепаратистских государств Восточной Украины было еще далеко. Лекции Морозова были интересны тем, что давали представление о российской политической системе и обществе.

Надо признать, Морозов, много лет проработавший в Тартуском университете, ошеломил обвинениями КаПо – еще одно академическое окно на восток закрылось. Но, конечно, в данных сложных условиях нам пришлось действовать – как гражданам, бизнесу и государству.

В последнее время появились сообщения об обеспокоенности компаний, нанимающих работников из-за границы, в связи с предлагаемыми изменениями в Законе об иностранцах. Контекст обвинений, выдвинутых против Морозова, возможно, дает представление о том, почему государство хочет лучше представлять биографию людей, приезжающих сюда на работу или учебу.

С одной стороны, нехватка квалифицированной рабочей силы в важных для Эстонии секторах и научной сфере ни для кого не секрет. В интересах страны помочь найти решение проблемы.

С другой, более эффективная проверка биографических данных людей, приезжающих сюда на работу, – это не только вопрос национальной безопасности, но и помощь нанимателям.

Как сервис для рекрутеров

Скажем так: государство, по сути, предлагает местным кадровым агентам услугу по проверке полученных ими анкет. Цель процедуры – не усложнить квалифицированному человеку с добрыми намерениями возможность начать работу в Эстонии, а убедиться в его биографии. Например, было немало случаев, когда действующая в Эстонии компания хотела нанять топового специалиста из-за границы, но в ходе проверки миграционного отдела выяснилось, что заявленная квалификация кандидата совершенно не соответствует действительности.

Возвращаясь к примеру Морозова, академик, проработавший более 10 лет в ведущем эстонском университете, подозревается в передаче информации российским спецслужбам. Предположительно, он не получил доступа к государственной тайне, но имел возможность ознакомиться с данными и исследованиями, которые спецслужбам восточного соседа было бы сложно найти или проанализировать самостоятельно.

Теперь представим, что человек с такими контактами или намерениями начинает работать в ведущей эстонской технологической компании, получает доступ к коммерческой тайне, внутренней конфиденциальной информации, статистике или конфиденциальным данным клиентов.

Либо ситуация, когда государство идет на уступки в процедуре ради удобства и более быстрого оформления, но через несколько месяцев получает такие данные, из-за которых человека все равно приходится депортировать. Или человек воспользовался компанией-работодателем, чтобы просто попасть в Евросоюз и затем отправиться на все четыре стороны.

В любом случае компания зря вкладывала бы много ресурсов в поиск талантов и обучение специалистов, а затем сотрудника в течение нескольких месяцев. Это реальные риски с точки зрения всех компаний и учреждений, приглашающих специалистов из-за границы. Более эффективная и всесторонняя проверка, конечно, не устранит риск полностью, но поможет его уменьшить. Чтобы снизить, например, риск того, что конфиденциальная информация будущего работодателя будет использована либо спецслужбами враждебной страны, либо конкурирующей компанией за рубежом.

Понятно, что усложнение процедуры миграционной проверки и удлинение ее сроков могут вызывать обеспокоенность по поводу привлекательности и конкурентоспособности Эстонии. К сожалению, время, затрачиваемое на эти проверки, зависит не только от деятельности эстонских властей, но и от того, насколько быстро можно получить необходимую информацию из других стран, насколько подробной и достоверной она является. Здесь, наверное, интуитивно понятно, что такой обмен с одними странами существенно более оперативен и надежен, чем с другими.

Преимущественно высококвалифицированные специалисты

Цель враждебных стран, внедряющих своих агентов в наше общество через бизнес и научные круги – получить доступ к более конкретной информации, который гарантируется положением или ролью агента. Высококвалифицированные специалисты могут получить доступ к действительно важной информации. И россияне, например, могут вербовать этих агентов в других странах, не только в своей.

Поэтому в нынешней ситуации дополнительные меры проверки анкетных данных людей, приезжающих сюда на работу или учебу, не должны рассматриваться как неудобство.

Все это для оценки угроз и из соображений безопасности. Отправная точка проверок – не только государственные и общественные институты, но и сами, организации, непосредственно занимающиеся вербовкой.

Смотрите также

Последние новости